fbpx

Каким будет бизнес после пандемии коронавируса

coronavirus-4842056_1280

Компаниям предстоят серьезные изменения, они затронут все аспекты бизнеса.

2020 год стартовал очень динамично: возрастающая торговая напряженность поставила под сомнение жизнеспособность существующих цепочек поставок и шире – будущее глобальной торговой системы. В марте распространение вируса COVID-19 было признано пандемией, а сделка OPEC+ развалилась. Все эти события как лавина обрушились на мировую экономику 

Первые жертвы «черного лебедя»

Первыми пострадали гостиничный бизнес и туризм, авиакомпании, фитнес-индустрия, салоны красоты, кинотеатры, клубы, рестораны и т.д. В зоне риска находятся все, для кого невозможен переход в онлайн-формат. Аренда и обязательные выплаты тяжким бременем ложатся на малый бизнес. Риски, которые создает пандемия, сильно ударят по многим отраслям, без поддержки государства многие компании могут исчезнуть. 

Из-за вспышки заболеваемости были приостановлены или перенесены почти все крупные спортивные события ближайших месяцев, включая Олимпийские игры, «Евро-2020», чемпионат мира по хоккею и т.д., это ведет к огромным убыткам не только спортивных ассоциаций, федераций и т.д., но и также всех, кто зависит от спортивного бизнеса. 

Развивающиеся страны: «все сложно»

Мы являемся свидетелями «перетряхивания» мировой экономики. Глава МВФ Кристин Лагард прогнозирует в 2020 году глобальную рецессию и говорит, что восстановление мировой экономики начнется только в 2021 году.

От кризиса больше всего пострадают развивающиеся страны – их ждет отток капитала, сокращение поступлений валюты. По состоянию на конец марта уже зарегистрирован крупнейший отток капитала за всю историю: около $83 уже выведены инвесторами из стран с формирующимся рынком. Развитые страны более подготовлены к кризису. 

Оптимисты думают о тактике

Для того, чтобы определить влияние COVID-19 на бизнес и экономику, PwC проводит раз в две недели опрос финансовых лидеров в США и Мексике. В результате такого исследования было выявлено, что 58% респондентов считают, что их прибыль уменьшится в 2020 году в результате COVID-19; также 54% респондентов отметили, что вспышка коронавируса может оказать «существенное» влияние на их деловые операции.

Большинство лидеров, опрошенных PwC ожидают, что их бизнес вернется в нормальное русло в течение трех месяцев, при условии, что пандемия будет остановлена. Руководители компаний надеются на такой исход событий и сосредоточены на краткосрочных антикризисных решениях. О стратегических последствиях опрошенные они пока не думают. 

«Цифра» против кризиса

Для того, чтобы противостоять пандемии, правительства и органы местной власти по всему миру пытаются применять цифровые технологии. Первыми меры цифрового контроля за передвижением граждан принял Китай. Мэрия Москвы, как сообщают информационные агентства, тоже собирается отслеживать передвижения горожан в период карантина с помощью банковских транзакций, данных геолокации и видеокамер.

Подобные меры, развернувшиеся по всему миру, скорее всего приживутся. Власти будут использовать их и после окончания пандемии. Под предлогом безопасности населения они изменят баланс между правами и свободами граждан. 

Компании уходят в интернет

Впрочем, в период пандемии цифровыми технологиями стали активно интересоваться не только чиновники, но и предприниматели. От наступления вируса выигрывают (помимо фармацевтов) те компании, которые смогли оперативно переориентироваться в онлайн-формат, подстроиться под форс-мажорные события и предоставить уникальные продукты. Также в выигрыше некоторые онлайн-сервисы, онлайн-школы, телекоммуникационные компании, софтверные компании фармацевты.

Спасительный «сдвиг в цифру» мы наблюдаем не впервые. В 2002-2003 годах вспышка атипичной пневмонии SARS привела к значительному росту китайской электронной коммерции: потребители оставались дома, и компания Alibaba использовала кризис как возможность построить онлайн-рынок Taobao, который стал драйвером роста e-commerce. 

Через 18 лет опыт Alibaba оказался полезен другим крупным игрокам. В первом квартале 2020 года Starbucks закрыл до половины своих магазинов примерно на месяц во время подавления коронавируса в Китае, с тех пор Starbucks развернула аналогичные меры на других рынках, причем даже в странах с меньшим рейтингом заболеваемости, таких как Канада, в результате чего Starbucks все чаще прибегает к модели To go (переход на автоматизированные пункты самообслуживания). Такие игроки, как UberEats и Deliveroo, быстро отреагировали на COVID-19, предложив новые варианты доставки в формате No contact.

Что ждет бизнес в России?

В России и до прибытия «черного лебедя» хватало собственных проблем. Начиная с 2014 года экономика страны или не растет, или растет очень медленно. В результате санкций мы отрезаны от рынков капитала, от рынков заимствования, от технологических рынков. Российский бизнес страдает от рисков, которые создает административная система…

На эти хронические проблемы российской экономики в марте 2020 года наслоились еще две: падение цен на нефть в марте и эпидемия коронавируса. 

Это дает основания предположить, что российский бизнес понесет серьезные потери в результате пандемии коронавируса и что в зоне риска прежде всего окажутся компании малого и среднего бизнеса. 

Вот, как оценивают ситуацию мои коллеги, партнеры компании TopCEOTeam.

То, что мы считали главным, оказалось второстепенным

Игорь Столяров

Игорь Столяров

«Количество вызовов в экономике и в обществе накапливалось и в марте достигло критической массы. Нужен был триггер, и он появился. Бизнес-пейзаж изменился. Приоритеты стали другими.

Вчера мы размышляли о том, когда наши «Озоны», копирующие Amazon, выйдет на самоокупаемость, когда «Перекресток» достигнет операционной безубыточности, когда «Утконос» расплатится со своими долгами, когда Delivery найдет инвесторов не только в виде Mail.ru и проведет IPO… 

Сегодня повестка дня изменилась. Сервисы, которые мы принимали за второстепенные или вспомогательные, вдруг стали главными. Критически важной стала представленность компании в онлайн-пространстве. Те бизнесы, у которых была двойная модель (офлайн + онлайн), полностью ушли в онлайн и показывают взрывной рост. Те, кто ставил на онлайн, оказались в выигрыше. Те, кто планировал развивать только офлайн, кусают локти.

Когда-то компании соревновались в борьбе за материальные активы. Потом стали сражаться в борьбе за капитализацию бренда. В период пандемии на первый план выходит социальная ответственность: бизнес, который сегодня дотирует определенные социальные сервисы, который не наживается на коронавирусе, а действительно помогает обществу справиться с вирусом, наращивает социальное доверие. Оно непременно будет конвертировано в капитализацию бренда и повысит стоимость компании. Это очень серьезное обновление парадигмы в которой работает бизнес. 

У многих собственников и топ-менеджеров в результате пандемии изменится отношение к формам занятости. Руководители компаний прозреют и поймут, что им не нужно такое количество людей в офисе, что они могут обойтись без колл-центра или IT-подразделения в штате, потому что эти подразделения вполне могут работать либо из дома, либо по запросу. 

Нас ждет серьезная трансформация рынка труда. «Черный лебедь» заставит этот сектор экономики измениться, и он никогда уже не будет прежним».

Эпоха больших офисов закончилась

Марина ПочинокМарина Починок

«То, что происходит сейчас, является колоссальным стресс-тестом для людей, компаний, бизнеса и для общества в целом. После таких событий, на мой взгляд, в бизнесе наступят необратимые изменения.

В корпоративной культуре на смену ценности контроля придет ценность доверия. Появится уважение к другим людям: каждый из нас переосмыслит свое отношение к себе, к другим людям, к совместной работе.

Руководители приобретут колоссальный опыт менеджмента в новых условиях, включая постановку задачи, создание правил игры, вовлечение, мотивацию, оценку участников команд… Они гораздо яснее, чем до кризиса, будет представлять компетенции сотрудников. Топ-менеджеры в ходе кризиса уточнят свои представления о том, кто является ценным игроком, а кого не стоит брать с собой дальше.

Компании научатся очень аккуратно относиться к своим затратам. Видимо, главным принципом в финансовом менеджменте после окончания пандемии будет принцип достаточности. Например, работа в удаленном формате приведет к тому, что от больших офисов компании будут переходить к коворкингам, в которых сотрудники будут собираться для решения конкретных задач. Отказ от больших офисов означает наступление совершенно новой ситуации на рынке офисной недвижимости.

Нас ждет новое понимание истинной ценности профессий и вещей. Возможно, в результате кризиса мы поймем, что имеет большую ценность – умение выпекать хлеб или модные джинсы от Armani и будем учиться и совершенствоваться не только каким-то таким вещам, но и простым земным ремеслам. Это означает полную перезагрузку маркетинга».

Восстановление экономики будет быстрым

Дмитрий БетанелиДмитрий Бетанели

«Чем больше я изучаю этот вопрос, тем больше убеждаюсь, что восстановление экономики после кризиса будет бодрым. 

Рынок ценных бумаг уже отразил самые худшие ожидания. Бизнес нашел вектор своего будущего развития: мир ускорил движение в направлении онлайн. 

В отношении стоимости компаний предполагаю следующее. Оценка сервисных и транспортных индустрий в ближайшем будущем будет отражать дополнительный риск. А вот весь онлайн-сектор и технологические компании получат премию в оценке. 

В результате экономического кризиса следует ожидать, что доля государства в национальных экономиках увеличится».

Успешные компании могут утроить свою долю на рынке

Сергей ДощенкоСергей Дощенко

«Без сомнения посткризисный мир будет отличаться от нашего привычного мира тем, что он будет еще более цифровым. В цифру уже перешли большая часть информации и развлечений. Полностью цифровыми стали каналы коммуникации. Значительно цифровыми через мобильные платежи стали деньги.

Во время продолжительного карантина компании протестируют на прочность процессы и IT-платформы для продажи товаров повседневного спроса и попробуют радикально масштабировать эти решения. Аналогичные процессы будут идти и в секторе B2B. Впрочем, весь мир не перейдет в онлайн ни в 2020, ни в 2021 году. Для этого пока нет ни гуманитарных, ни технологических предпосылок. 

Полагаю, что успешные цифровые компании, прошедшие через взрывной рост спроса, как минимум утроят свою долю на рынке в течение 1-2 лет только из-за радикальных изменений, которые вызвал этот кризис. Такой же звездный час будет и для поставщиков успешных цифровых IT-решений».

Фото: pixabay.com

Ищете идеи для развития бизнеса после кризиса? Ознакомьтесь с курсами Школы Миллиардера!

Поделиться:
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
Share on telegram

читайте на forbes.ru

Оформить подписку
Получайте первыми все новости школы
  • Регистрация

Забыли пароль? Пожалуйста введите ваш емэйл адрес. Вы сможете сменить его через линк в письме.
Этот сайт использует файл cookie. Пожалуйста нажмите “Принять”.

напишите нам